PER FORMA. GALA DAYS

«Less is more / меньше значит больше» — одна из самых понятных и самых сложных по значению идиом английского языка. Концепция минимализма, заложенная в ней и в разных формах нашедшая свое применение в культуре, философии, искусстве стала сквозной темой экспериментальной программы 2 СЦЕНА TO STAGE, запущенной в БДТ. За не очень-то продолжительный срок событие внушительно пополнило картину петербургской художественной практики плеядой новых имен и неожиданными междисциплинарными коллаборациями.

Мы уже писали ранее об одном из перформансов лаборатории TO STAGE «Я говорю, что люблю тебя», рассуждали о простых, понятных и до боли знакомых каждому вещах. В этот раз расскажем о перформансе «Лоскутное одеяло», созданном по тексту Лиды Юсуповой.

Для справки: Лида Юсупова очень необычная для современной российской поэзии авторка. Для создания цикла поэтических текстов «Приговоры», к которому и относится «Лоскутное одеяло», Лида исследовала на российских интернет-ресурсах криминальные статьи. Новые тексты она компилировала из текстов оглашённых приговоров по делам убийств и изнасилований, структурируя выбранные фразы по принципу музыкального произведения. В результате получились страшные поэмы о насилии, написанные на языке официального документа.

Речь пойдет о вещах менее лиричных, но гораздо более буднично прозаичных: о бытовой агрессии, жестокости, безразличии. При этом авторы: Лена Лончакова, Дмитрий Залесов, Александр Мануйлов, Евгений Танаисов, Антон Чиженок — не стали говорить о проблеме обще, а сфокусировались на наиболее уязвимой части общества — детях. 

Многообразие человеческих переживаний укладывается в несколько монологов, которые, в свою очередь, можно представить как цельный сюжет вечного возвращения болей и обид из хаоса неотрефлексированных впечатлений и эмоций.

«…он целыми днями ревет и ревет, ревет и ревет. Единственное, затыкается, когда титьку даю…»

Этому монологу вторят другие, но все о том же. Жутко!

«Че ты делаешь?! А я ничего не делаю. Он, считай, целыми днями тупо орет. Я даже спать нормально не могу. Ни о какой личной жизни не может идти речь….»

Крошево из фраз! Бесконечное повторение, повторение, повторение, как «макание головой» в это равнодушие. 

«ушел ребенок и пропал
ушел ребенок и пропал
ушел ребенок и пропал….»

Из контекста мы понимаем, что за этими словами — смерть, мясо травмы, ужас убиваемого ребенка. Более того, многократно повторенная фраза в сознании обессмысливается, и от того еще острее ощущаешь бессилие перед лицом прямой физической жестокости.

Финал. На экране посмертный список детей, убитых в семье! Кажется, ему нет конца. Строчки “имя — год рождения — год смерти” становятся бестолковыми расчеловечивающими канцелярскими фразами. Зритель зачитывает эти бегущие строки и к горлу подступает комок. Никаких иллюзий не остается…

Вслед за «Лоскутным одеялом» начался концерт Иво Димчева, радикального перформера и хореографа, уроженца Болгарии. В Каменноостровском театре Иво Димчев представил петербуржцам LIVE Solo Concert, с которым он активно гастролирует в настоящее время по всему миру. В России и в Санкт-Петербурге это было его первое выступление. Однако в то время как я наблюдала за выступлением фриковатого Димчева, в голове снова и снова проносилась фраза:

«ушел ребенок и пропал
ушел ребенок и пропал
ушел ребенок и пропал….»

Экспериментальный проект, посвященный 100-летию БДТ, «Per forma 2 stage» завершился.

Текст: Елена Зубкова
Фото: Кильцова Даша, Елена Зубкова