Искусство на грани психопатии

Ради собственного тонуса и зрительского удовольствия мы отправляемся на экскурсию в Русский музей — сокровищницу живописи, или каталог болезней головного мозга.  Расскажем вам о художниках, которые творят мифологию, заставляя усомниться в целостности окружающего мира.
Талант, магия или всего-навсего регулярная шизофрения? Это совершенно неважно, когда от увиденного оказываешься в зоне чистого личного драйва. Итак, н
аш новый шорт-лист.

5 место

М. А. Врубель. Шестикрылый серафим (Азраил)
Русский музей. Корпус Бенуа.

Дереализация

— нарушение восприятия окружающего мира. Картина действительности кажется лишенной красок и эмоций. Больной удаляется в свое пространство мысли, где находит утешение в созданных им иллюзиях.

Картина «Шестикрылый серафим» — своеобразный финал пути художника в поисках и метаниях между демонами и пророками. Созданное в одной из психиатрических лечебниц, в которых 8 лет буквально жил Врубель, произведение воплощает покровителя и строгого судью автора — огнеподобного посланника Бога-Серафима. Он словно напоминание Врубелю о его великой миссии на земле:

«Искусство — писал живописец, — чудовищный ад, и в мраке этого ада находится художник, прозревающий иные миры».

Врубеля называли странным, мрачным, а его творчество больным и безумным. Его душу всё время одолевали страсти, бесконечная погоня за демоном. Еще в детстве он описал свой идеальный образ духом, соединяющим в себе мужской и женские облики, дух страдающий и скорбный.

Мир видений великого русского художника был высок и для многих непостижим. «Врубель –романтик и поэт, но крылья иные, он летает там, далеко. Скучные песни земли уже не могли заменить творцу звуков небес», — писали современники после смерти художника.

На самом деле гений погиб задолго до официальной даты, каждое его попадание в лечебницу было маленькой смертью. С каждым психическим расстройством он все больше уходил в себя, становился все мрачнее. Вскоре его существование стало  беспросветным — из-за осложнений болезней художник ослепОн отказывался от еды, говоря, что если будет голодать 10 лет, то прозреет, и рисунок у него будет необыкновенно хорош. Рассказывал сказки о том, что его новые глаза будут из изумруда, благодаря которым он создаст великие произведения в духе Возрождения.

Лишенный возможности переносить мысль на холст, художник существовал только в своих иллюзиях. Силы Врубеля были на исходе, с каждым днем он всё чаще говорил, что устал жить.

После смерти гения психиатр Усопцев, смиряющий агонии Врубеля, напишет:

«Часто приходилось слышать, что творчество Врубеля — больное творчество. Я  считаю, что его творчество не только вполне нормально, но так могуче и прочно, что даже ужасная болезнь не могла его разрушить. Творчество было в основе, в самой сущности его психической личности, и, дойдя до конца, болезнь разрушила его самого… Он умер тяжко больным, но как художник он был здоров, и глубоко здоров».

4 место

Григорьев Б.Д. Портрет В.Э. Мейерхольда
Русский музей. Корпус Бенуа.

Сверхбдительность

— это состояние повышенной сенсорной чувствительности и тревожности. Человек постоянно возбужден и остр на раздражители. Находится в постоянном поиске ответов на мучащие его вопросы и агонии внутри.

На сей раз имеем дело с психопатией в квадрате: картина, где изображен главный «псих» театра начала XX столетия — Всеволод Мейерхольд, в кисти великого мистификатора — Григорьева.
Знаменитого режиссера называли  бешеным кенгуру, сбежавшим из зоологического сада, его существо — извращением жизни, а его новаторские идеи — гениальными до безумия. Достоверное изображение столь противоречивого героя удалось художнику, также не укладывающегося в определенные рамки традиционных школ живописи. В его манере можно обнаружить следы почти всех«измов» рубежа веков:  символизм «Голубой розы», сезанизм «Бубнового валета» и даже европейский кубизм. Из всего этого«леса влияний» вышел фирменный Григорьевский гротеск — экспрессия и психологизм в духе авангарда. Изломанные линии, гипербола изображения индивидуальных черт и пороков, яркая палитра цветов, индивидуальная, для каждого образа — все это складывается в единый пазл, раскрывающий психологизм его героев.

Григорьев явно обладал раздвоенным мировосприятием: романтическая мечтательность и вместе с тем его вечные спутники — ирония и сарказм, кочующие от картины к картине. Иногда эти качества соседствуют на полотне. Для большинства современников он был противоречивым человеком с«мятущейся душой». Многие его побаивались, считали опасным скандалистом.

«Он был вместилищем духов эпохи, которых … имел мужество ощущать всем существом, и в этом была его трагедия», — писал Александр Бенуа.

Изображение Мейерхольда называют провидческим. Контрастное сочетание цветов дает ощущение жертвенности героя-денди: «убивающий красного, умирающий в черном». Картина-предзнаменование страшного конца великого режиссера, ставшего жертвой политических репрессий и революционной стихии, воплощенного в роли его двойника — красного Янычара.

Художник Григорьев же, предчувствуя гибель «прекрасной эпохи», эмигрировал из страны, тем самым избежав какого-либо влияния на жизнь и творчество. Его объявили предателем, творчество было забыто. На русской стороне картины Григорьева получили признание только к концу века.

3 место

Джонатан Борофски. Человек в пространстве Y 2589394.
Мраморный дворец. Музей Людвига

Синдром Асперберга

— нарушение психического развития, характеризующееся трудностями в социальном взаимодействии, а также ограниченным, повторяющимся репертуаром интересов и занятий.

Картина-метафора существования человека в мире «всеобщей опасности»: он одновременно и великан, по сравнению с пейзажем , и ничтожно малое беззащитное существо в масштабах громадной вселенной. Это результат блуждания автора в собственных снах, философствования о смысле жизни и поиска новых решений. Творческий путь художника немного отличается от привычного сценария: обучение, встреча с наставником и вдохновение мастерами старой школы.

После окончания университета Джонатан Борофски переехал в Нью-Йорк — самый центр современного искусства 60-х. Поп-арт и минимализм, захватившие тогда всё и всех, не занимали художника, искавшего свою индивидуальность. Он много, но бесплодно думал в своей мастерской, расхаживая вокруг холста, который оставался пустым. Вскоре он зашел в тупик самого себя.

Для того чтобы упростить мозговые процессы, художник увлекся счетом от 0 до бесконечности и обратно. Каждый день записывая свои результаты, открывая для себя все новые теории возможного исчисления, Борофски отмечал «прояснение» и открытие для себя новых границ жизни и творчества. Спустя 3 года одного лишь счета Джонатан начал записывать свои сны, балансируя тем самым между цифрами и иллюзиями. Позже он собрал свои идеи в книгу под названием «Книга мыслей», а бесконечному счету нашел практическое применение: каждая новая картина получала номер, который насчитал автор к моменту создания полотна, вместо подписи.

« Для меня числа похожи на Бога. Они соединяют нас всех вместе, как магия», — признавался Борофски.

По сей день художник проводит  ежедневную трехчасовую линейную запись чисел на бумаге, упорядочивая тем самым мысли и концепты, возникающие в его сознании во сне и наяву.

«Счет и запись сновидений дают мне пищу для понимания, кто я. Если я могу понять, кто я, то я понимаю, кто вы, и я могу понять, кто все остальные, включая наших так называемых врагов на другом конце света».

2 место

Пикассо Пабло. Большие головы
Мраморный дворец, Зал 24

Синдром Алисы в стране чудес

— дезориентирующее неврологическое состояние, при котором человек неверно воспринимает и ощущает свое тело, а также предметы вокруг. Например, человеку может показаться, что его тело становится крупнее буквально на глазах (макросоматогнозия) или, наоборот, уменьшается (микросоматогнозия). Иногда больной чувствует, как увеличивается или уменьшается только одна конкретная часть тела.

Пикассо прожил 91 год, но примерно с 80-ти он уже не котировался как художник в глазах друзей, считавших созданное им проявлением упадка духа и старческого маразма: близкий план, чудовищные конечности, огромные лица, которые словно выпрыгивают на зрителя, поглощая собой все пространство.

«Самоизвращение» и «безрассудство» — такие и куда менее лестные комментарии преследовали Пабло на закате его творчества. Его близкий друг, коллекционер и писатель Дуглас Купер назвал его работы «бессмысленной мазней безумного старика в преддверии смерти».

«Большие головы» — картина данного непонятого и непринятого периода. В ней — синтез многолетних исканий, образ взломанного сознания и растерзанного мира, а возможно и простое следование голосу кисти.

«Живопись сильнее, чем я. Она вынуждает меня делать то, что хочет она», — признавался Пикассо.

По разным трактовкам перед нами Амур и Воин — символы любви и борьбы, к которым регулярно обращался Пикассо в различных образах. В левой части картины — ребенок, малыш-Амур. Его вытянутая правая и поднятая левая руки напоминают позу стрелка из лука, что дает нам повод для связи с божественным символом любви.  Вытянутое желтое цветовое пятно рядом, перечеркнутое световыми линиями, можно счесть мечом, который держит в руке воин.

Вечная борьба света и тьмы или рефлексия на борьбу художника с неминуемым «концом» —Пабло хотел до конца исчерпать себя и жизнь, не останавливаясь ни в чем, ведя борьбу внутри своего я и с внешним миром, все более и более жестоким.

1 место

Баския, Энди Уорхол. Без названия
Музей Людвига. Мраморный дворец

Стимуляторный психоз как панацея от эмоционального выгорания

Стимуляторный или амфитаминный психоз – это расстройство психики, которое развивается на фоне приема психотропных препаратов. В результате патологии происходит интоксикация головного мозга. Отмечается нарушение сознания, а окружающая действительность воспринимается не такой, какая она есть на самом деле.

Психопатия — расстройство дефицитарное: всегда не хватает чего-то — чувств, сопереживания, самоидентификации, какие автор пытается восполнить и выплеснуть на холст. Уорхолл и Баския подпитывали друг друга, помогая восполнить пробелы: смесь опыта Энди и интуиции Жан-Мишеля, определенных форм признанного классика поп-арта и сумбура молодого гения.

Баския и Уорхолл создали более 100 совместных картин, в том числе и желтую психоделику «Без названия». В этих произведениях каждый из художников старался откликнуться на работу, сделанную другим, не теряя при этом собственного почерка, чем и определена стилистическая неоднородность картины.

Полотно-рассуждение на тему общества потребления и вместе с тем вечный круговорот жизни перед зрителем. Мы видим список покупок: говядина, свинина, ягнятина и рыба, также не забыть  о молоке, яйцах и крупах. Строчки вычеркиваются по мере нахождения продуктов.

Мясо уже готово к приготовлению, аппетитные стейки объёмно представлены в левой части картины, выше их вес, чтобы не переборщить с дневной нормой. Техника узнаваема, точная шелкография Уорхоллла, спрятанная за экспрессией Баския, изобразившего общество. Или же мы видим его противопоставление в  виде гаитянских мотивов: масок, а может быть черепов, и не упакованного, вольного крокодила.

Сверху напоминание о том, что все это пустое и временное, так как человек смертен: Rip и конец. Этот мотив, выплеснутый на холст Жан-Мишелем, всегда был близок Энди, особенно после покушения на него в 1968 году, известного как «Я стреляла в Энди Уорхолла».

Текст: Оля Омельяненко
Фото: открытые источники