Предсказания и откровения_AES+F

Годнота годнейшая, но очень для понимающих. Тут все в лучших традициях сюрреализма: плывущие по небу собаки, осьминоги с хрупкими крыльями стрекозы, восточный шатер со Статуей Свободы в парандже, хвостатые путти, свинья-потрошитель.
В «Манеже» представлена ретроспектива легендарной группы AES+F. Начавшись с нашумевшего после теракта 11 сентября «Исламского проекта», история AES+F  растянулась на много-много частей, каждая из которых по своему «ну лучше уже быть не может».

Около трех лет шла работа над созданием выставки, которая представила бы творчество группы за последние двадцать лет: видео, фотографии, скульптуры. Пространство Манежа трансформировалось в пять кинозалов для демонстрации видеоинсталляций Turandot, Inverso Mundus и The Liminal Space Trilogy, состоящий из трех произведений; всего в проект вошло более 70 работ художников. В нескольких частях постараемся проследить весь творческий срез группы.

Часть I. «AES — Свидетели будущего. Исламский проект»

Группа AES (Татьяна Арзамасова, Лев Евзович и Евгений Святский— А, Е и S) сформировалась в 1987 году. Окончив МАРХИ, Евзович и Арзамасова стали мужем и женой и к моменту образования группы состояли в браке уже пять лет. Святский, книжный график по образованию, впервые встретил супругов в конце 1980-х и воспользовался шансом присоединиться к их, как говорил Евзович, «активному поиску идентичности в России».
В 1991 году AES показали в музее-усадьбе Кусково проект «Декоративная антропология». В нем проявилась театральность их искусства: громадные китчевые полотна с обнаженными молодыми людьми размещались рядом с инсталляциями из медицинских инструментов для переливания крови. 

Проект, с которого начался международный успех группы — «AES — Свидетели будущего. Исламский проект».
В 1996 году вышла книга «Столкновение цивилизаций и преобразование мирового порядка» Сэмюэла Хантингтона, который анализировал последствия демографического взрыва в исламских странах для европейской цивилизации. Хантингтон прогнозирует цикл войн-«боевиков» между тремя основными религиозными культурами: христианским Западом, исламом и конфуцианством. Художники AES в своем проекте стремятся показать абсурдность «теории о столкновении цивилизаций». Их стратегия — до крайности раздуть идеи Хантингтона, предложив «худший воображаемый сценарий».
Используя компьютерную графику, они создали виды основных западных столиц такими, какими они могли бы быть в 2006 году под исламским игом. Исторические памятники Запада превращены в мечети, окруженные боевиками и палатками кочевников. Даже статуя Свободы целиком покрыта паранжой, а вместо «Декларации о независимости» в ее руке — Коран.

В Манеже проект представлен как инсталляция с названием «Оазис», представляющая собой разновидность бедуинской палатки, выполненной из традиционных ковров ручной работы, с изображениями из проекта.

Часть II. «Последнее восстание», «Пир Трималхиона», Allegoria Sacra.

В 1995-м группа поменяла направленность и заинтересовалась «эстетикой модной и рекламной фотографии». Так в группе появилась буква «F» — фотограф Владимир Фридкес, печатавшийся в таких журналах, как Vogue и Marie Claire.
Манипуляции в сфере иконографии коммерческого мира моды и рекламы, осуществляемые AES+F, можно считать образцовыми. В трехканальном видео 2007 года под названием «Последнее восстание» модели-подростки в кроссовках и штанах военного образца в замедленной съемке элегантно имитировали акты насилия под «Гибель Богов» Вагнера. На Венецианской биеннале 2007 года эта работа произвела большое впечатление на арт-мир. Будучи плотью от плоти виртуальной реальности, она, тем не менее, предлагает прошедшую через фильтр барокко энергию тоталитарного  искусства.


Два года спустя коллектив создал еще одно тщательно проработанное видео, основанное на эстетике соблазна в духе Calvin Klein. В «Пире Трималхиона» (2009 –2010 годы) осовременена история римского плутократа Трималхиона, героя романа Петрония «Сатирикон».
Баснословно богатый Трималхион — бывший раб, жаждущий бесконечных наслаждений. Описания его увеселений стали основой для самых непристойных сюжетов, описанных в латинской литературе. В проекте AES+F вакханалия, помещенная в декорации современного пятизвездочного отеля — «временного рая с платным входом», как его называют AES+F, являет собой сплав Prada и «Аватара», в равной мере смущающий и соблазняющий зрителя. Секс, еда, солнце и спорт в этой утопии готовы к немедленному употреблению.


В третьем проекте группы, Allegoria Sacra (2011-2012), появляется другой акцент, менее сексуальный и, очевидно, более духовный. В нем группа обращается к образу Чистилища, где души полу-грешников — некрещенных детей и благочестивых язычников — ждут своей участи. В качестве основы для своей трактовки художники обращаются к XV веку, картине Allegoria Sacra (1490-1500) Джованни Беллини, которая находится в галерее Уффици во Флоренции. Этот загадочный шедевр изображает балюстраду с видом на широкую водную гладь, на которой расположились христианские и античные персонажи, в том числе Мадонна, Святой Себастьян и человек, напоминающий апостола Павла. AES+F переносят этот сценарий в наиболее современный, хотя и более бездушный антураж — международный аэропорт.* 

«Чувство освобождения от своей обычной повседневной жизни, с одной стороны, и еще не достигнутая цель путешествия из одного мира в другой хорошо знакомы большинству часто летающих людей, — говорят участники группы.— Мы становимся членами особого клуба, объединяющего людей потому, что их тела и души помещены между чем-то покинутым и чем-то еще не обретенным».

В виртуальном мире «Пира Трималхиона» и «Последнего восстания» прошлое и будущее едины, а красота искажена внутренним психическим уродством. Но Allegoria Sacra выходит за рамки этого противоречия, представляя невероятную утопию с некоторым оттенком меланхолии. Соединяя вместе несовместимые персонажи, группа  AES+F говорит нам своими совершенными образами, что счастье неуловимо, что мы все бьемся над вопросом о нашей посмертной судьбе, и что нет ничего важнее, чем общечеловеческие узы. *

Часть III. Inverso Mundus. «Турандот» 

Еще в XVI веке в живописи и гравюрах популярностью пользовались сюжеты, посвященные теме «перевернутого мира» (Upsidedown World), представляющие собой своеобразную шутку, иронию, высмеивающую нелепости мира. В  интерпретации AES+F абсурдистские сцены средневекового карнавала выглядят как эпизоды современной жизни в многоканальной видеоинсталляции.
Mendus — по латыни «мир», а inverso — одновременно и итальянское «обратный, противоположный» и староитальянское «стихи, поэзия», что намекает на художественную переработку нашей интерпретации обыденности. Персонажи разыгрывают сцены социальных утопий, меняют маски, становясь то бедными, то богатыми, то полицейскими, то ворами. Уборщики с внешностью метросексуалов заваливают мусором город. Женщины-инквизиторы мучают мужчин на дыбе в стиле ИКЕА. Дети и старики сражаются в боях без правил, свинья освежевывает мясника, ребенок наказывает своего учителя, мужчина несет осла на своих плечах и т.д. 
Inverso Mundus — это мир, где химеры оказываются домашними питомцами, а Апокалипсис — развлечением.

Последним на данном этапе проектом группы стало визуальное оформление к постановке оперы Пуччини «Турандот» режиссера Фабио Керстича, премьера которой состоялась в январе этого года в Театре Массимо (Палермо). Время действия оперы перенесено в будущее. К 2070 году Пекин стал столицей всемирной империи, а принцесса Турандот установила по всей стране радикальный технофеминистический матриархат. Чужеземный принц, приехавший завоевать ее руку и сердце, вынужден действовать на фоне грандиозного футуристического мегаполиса, соединяющего традиционные китайские мотивы с чудовищными техногенными конструкциями и биоморфными образованиями. Важную роль в сюжете занял хор, который предстает испуганной и оболваненной массой, в своем обожании принцессы доходящий до идолопоклонства.


Видеоряд, созданный AES+F, был представлен впечатляющей панорамой — на четырех огромных экранах (8 м х 12 м и 10 м х 3,5 м). Компьютерная графика соединилась здесь с приемами мультипликации, она оживляется присутствием в анимационном пространстве реальных моделей. То, что разворачивалось на экранах, не было простым «задником» или иллюстрацией, а стало самодовлеющим сюжетом, движущейся декорацией, происходившим параллельно, иногда даже перевешивая сценическое действие.
 
Искусство AES+F, насыщенное фигуративностью, декаденсом и экспрессией, это высокотехнологичная игра в угадывание будущего, попытка подвергнуть сомнению наши предположения о мире. «Предсказания и откровения», характеризующиеся размахом, остроумием и богатством противоречий, являются, своего рода, анализом социальных, культурных и этических аспектов нашей современности.
«Мы не занимаемся демонстрацией, а смотрим на ситуацию как бы сквозь увеличительное стекло и достигаем уровня гротеска и галлюцинации», Лев Евзович о стратегии группы.
В состав выставки кроме грандиозной Трилогии: «Последнее восстание», «Пир Трималхиона», Allegoria Sacra (2011), проекта Inverso Mundus и «Турандот» входят также три серии скульптур — «Action Half-Life» (2005-2006), «Последнее восстание» (2007) и «Ангелы-Демоны» (2009-2012). 

Текст: Елена Зубкова;
* — цитата из статьи Гарета Харриса.

Фото: Елена Зубкова,  AES+F