Пангуманизм Алексея Левчука. Эрарта

В середине февраля в Эрарте открылась выставка петербургского художника и архитектора Алексея Левчука. Название краткое: «Пангуманизм». Обыватель вспоминает слово «трансгуманизм», мемы про Илона Маска и скептически хмыкает: «Опять про киберпанк в хрущёвках!». Хрущёвок не будет, VR-очков на фоне настенного ковра — тоже. Киберпанк — уже банальность, а Левчук от неё далёк. Пангуманизм — это не про экзокортекс и умное городское пространство. Постчеловек трансформирует своё тело так, что сам становится архитектурной средой, растением или инженерной конструкцией.

Она вся тоненькая, как олимпийская фигуристка, но тело её окостенело и пахнет клеем. Застывший всплеск движения рождает лишь иллюзию гибкости. Издалека кажется, что её кожа — белый коралл. Вблизи её плоть серая из-за цвета тряпок, намотанных на скелет из арматуры. Она — антропоморфный наноплант, но вместо кожи у неё слой извёстки, и на вернисаже она кажется совершенно чужой.

Это единственная скульптура на выставке, но её замечаешь не сразу. Прямо напротив входа в зал — мерцающий неон постчеловеческого города, и ты тут же проваливаешься в его бирюзовую перспективу. Даже тонешь, потому что широкие улицы под трубчатыми ветвями пальм словно приглашение для прогулки по морскому дну. Пейзаж кажется и обрезанным, и цельным одновременно, а крылатый постчеловек напоминает ангела с росписи Сикстинской капеллы. Композиция выстроена так, что причудливая вселенная не имеет границ. Её не просто видишь, а осязаешь: пористые стволы древоподобных людей не становятся мазками пастели, когда ты подходишь ближе. И чётко осознаёшь, что перед тобой — не парковая аллея, а единство разумных организмов. Эта мегаструктура не создана человеком. Он сам стал ею, преодолев телесность и тягу к неживому.

Прошло время слабых существ, движимых лишь дерзкой гордыней и верой в могущество интеллекта. Настала пора не покорить вселенную и не слиться с ней, а стать ею.

Утопический мир Алексея Левчука выглядит очень по-анархистски, оттого и восхищает. Отказ от формы своего тела — шаг куда более радикальный, чем выход за рамки отношений с государством в любом их проявлении. Это абсолютная свобода мысли и действия, готовность в любой момент изменить своё сознание и усилием воли принять форму растения, антропоморфной химеры или сетчатой конструкции.

Пангуманистический мир лишён гендерных и социальных различий, в нём нет насилия, и любви — в традиционном её понимании — тоже нет. Возможность преобразить тело — путь к бесконфликтному обществу, которому не нужны истасканные идеологии, институты власти и борьба за эфемерное господство. Безграничное формотворчество царит в мире, состоящем из разумной человеческой плоти. Это не похоже на привычную идею космической экспансии. Прошло время слабых существ, движимых лишь дерзкой гордыней и верой в могущество интеллекта. Настала пора не покорить вселенную и не слиться с ней, а стать ею.

От крионики и дискуссий об AI — к возможности принять любую форму тела и сознания, а следовательно — к исчезновению страха перед смертью, государством и социальными обязательствами. Мир пугающий, странный. Где-то даже идеальный. Но всё же, когда глядишь на нелинейные органические сети, возникает закономерный вопрос: а постчеловек ли это? Каким будет сознание существа, способного превратить своё тело в пальму усилием воли? Если строение его мозга, а, следовательно, и процессы мышления кардинально отличаются от нашего, то можно ли сказать, что он — именно человек, который совершенней нас? Не уничтожит ли отказ от солипсизма, обусловленного неизменяемой телесностью, само понятие человека? Не являются ли такие вопросы признаком того, что homo sapiens — всего лишь переходное звено между неандертальцем и постчеловеком?

Интересно представить российское общество, входящее в эру пангуманизма. Дендрофобные законы; тюрьма за репост мема с президентом, которому приделали пару лишних конечностей; похабная реклама в поддержку постлюдей (а ты пересядешь с иглы человеческого одобрения?); ругань и троллинг под постом в Instagram, где праправнучка футбольной фанатки из ЧМ-2018 обнимает бразильского нанопланта; выпускник ВГИКа, которого кроет матом собственный директор, и ректор, закрывающий его выпускной фильм про антропохимеру. Забавно, но это позволяет ощутить, что мир Алексея Левчука живёт не на страницах эскапистских романов, а чуть ли не дышит в затылок.

Выставка продлится до 22 апреля 2019 года

Текст, фото: Алексей Циммерман