Европейская театральная премия в Петербурге

На сцене Балтийского дома в ноябре состоялись XVII Европейская театральная премия и XV Европейская Премия «Театральная Реальность». Важность события можно сопоставить, как декларируют организаторы, с «Каннским фестивалем» или «Золотой маской». Европейская премия, конечно, не так известна, но заслуживает внимания не меньше.

Открыла фестиваль танцевальная постановка «Пазл» (Puz/zle) театральной компании Истман (Бельгия), получившая престижную премию Лоуренса Оливьев номинации «Лучший новый танцевальный спектакль» (Society of London Theatre). Двухчасовая постановка хореографа Сиди Ларби Шеркауи – это синтез танца, театра и арии. Это совершенно новый опыт взаимоотношений телесного и рационального, где выразительность тел убедительна внешне, содержательна и объемлема внутри.

Ключевой инструмент Puz/zle — обычный камень. Артисты несли его как бремя и как дар через всю постановку. Одних камнями забрасывали, для других из камней строили пьедесталы и храмы. С помощью выстраивания из обычных серых блоков подобия Парфенона была соблюдена логика античной архитектуры: колонна, несущая крышу, уподоблена человеку под тяжестью своей судьбы. Артисты выбивали колонны, держа крышу, воздвигали туда таких же артистов, которые становились Богами для себе подобных. После это все разрушилось. Возведенную впоследствии башню (условно отсылающую к Вавилонской) тоже разрушат. Люди будут ломать всё, будут всё возводить сызнова. Это, наверное, самая образующая нить Puz/zle.

Особенность постановки в том, что главных и второстепенных героев в принципе нет. Здесь нить произведения запутана в тесный комок смыслов и загадок. Распутывание этого клубка – личный опыт взявшего его в руки, а потому нет инструкции. Это даже не повествование с открытым концом, а, если так можно выразиться, вообще открытое чтение вырванных из вечности тем войны, отчуждения, толпы, общества, любви, одиночества, искусства и т.д. Повествование построено последовательно и между тем не имеет временных отметок. Все закончится тем, что будет разрушено все, но из руин ввысь устремятся руки, готовые вновь взяться за камень.

Шведская компания Circus Cirkor, которая сочетает в себе лучшие традиции Cirque du Soleil и собственные новации, представила в рамках Европейской театральной премии фрагменты спектакля «Границы». Это соединение акробатики и музыки, голоса и видео-инсталляции. В течении всего действа актеры выступали под сопровождение электронной музыки и голоса. Каждый фрагмент — зарисовка об актуальных проблемах настоящего: здесь и тема эмиграции, и перенаселение городов, и война, и одиночество.

Заключительной в пространстве Балтийского театра стала постановка польского театра «Враг народа» режиссера Яна Клята. За основу произведения взята известная пьеса норвежского драматурга Генрика Ибсена 1882 года. Эту пьесу ставят на всех театральных подмостках мира. Правомерен вопрос: как именно преобразил Ян Клят «Врага народа» так, чтобы обособить его от зарубежных постановок и номинировать его на премию? Попробуем ответить.

Начало пьесы. Зал полупустой, в ходе пьесы его параллельно покидают еще человек 20. Ты искренне пытаешься поверить, что в этом что-то есть, но не отпускает мысль, что если обобщить и судить о польской театральной школе по этой постановке, то она явно уступает отечественной. Разворачивающийся в перспективу пьесы нервоз драмы слишком уж театрализован, нет этого честного «Я медленно сходил с ума», чему и правда веришь, например, в постановках Юрия Бутусова. Впоследствии на твое любопытство: «А что, собственно говоря, такая достаточно среднего уровня постановка делает в лауреатах Европейской премии?», находится ответ.

Клята выводит текст Ибсена в современность соседских реалий. «В начале ноября, — говорит условный доктор Стокман, — вы отмечали день народного единства. В честь освобождения от польской интервенции. На днях мой город отмечал независимость в ходе выхода Польши из Российской империи». По залу пробегает смех. Цитирование норвежской пьесы в рамках этой речи уже воспринимается по-другому: «Опаснейшие среди нас враги истины и свободы — это сплоченное большинство». Всё повествование можно суммировать во фразе: «Фашизму нужна ложь».

Лауреатами Премии «Театральная Реальность» стали представители европейского театра: шведская компания Circus Cirkor, режиссёры Ян Клята (Польша), Тьяго Родригес (Португалия), Жюльен Госселин (Франция), режиссёр, журналист и публицист Мило Рау (Швейцария). Обладательницей Специального приза Европейской премии стала актриса Нурия Эсперт (Испания).

Театр сейчас неоднозначен. В большинстве своем его репертуар продолжает использовать русскую и мировую литературную классику, не всегда при этом прибегая к стандартному, характерному для театральной среды инструментарию. Показательна в данном плане и Европейская театральная премия. Хореографическая постановка без обращения к единому литературному источнику; цирковое шоу, оформленное в театральную действительность; классическая драматургия с открытым экскурсом в зал – эта распахнутая форточка в условиях иногда душной театральной среды привносит свою свежесть. Вопрос, не станет ли в этой комнате кому-нибудь (режиссеру, актеру, зрителю) холодно, и не сменится ли подобная тенденция теплой, домашней и такой застывшей театральной действительностью?

Текст: Прудникова Наташа
Фото: открытые источники